Zero Point

Zero Point…И тут Макс стал отсчитывать назад, и когда он сказал цифру четыре – я поняла – только НОЛЬ – это полный проигрыш. До этого еще есть надежда на победу. Я могу еще сделать ставку. НОЛЬ – завершенность, окончательность, тотальный проигрыш. Вот – что самое страшное. Что время моей жизни ограничено, и оно также, как обратный отсчет – отсчитывается к нулю, который неминуемо наступит. И жить – уже сейчас дискомфортно из-за этого нуля и особенно из-за того, что я могу не успеть что-то, что я могу проиграть… И когда я обнаружила в себе это чувство, это страдание, от того, что отсчет идет, я подумала, что это же свойственно всем людям… каждый в той или иной мере стоит перед лицом обратного отсчета.

Математическая точка – нулевая мерность
Потом появляется Я – это первая мерность
И все остальное – (Они, Оно…) – 2ая мерность

ГенШи

Часть 1. Переход

Zero PointНедавно я бежала….
я бежала по Москве
я бежала по своей жизни
но я думала при этом, что я бегу через пешеходный переход на красный свет.
Светофор только что переключился на красный и показывал – 99.
Такое количество секунд нужно будет ждать, чтобы перейти, подумала я. Странно, так много мне еще никогда не встречалось.

…это же – слишком много. Слишком.
Я же спешу!
Мне же кофе попить в шоколаднице надо. И эпиляцию сделать.
И вообще огромные планы на жизнь.
А тут – 98…

И я побежала.
Первую часть перехода я пробежала успешно. Машин почти не было и я оказалась на середине дороги. Я остановилась на момент, вместе с еще несколькими людьми, которые тоже пробовали перебежать дорогу.
Но, дальше, во второй половине дороги машины шли одна за другой и конца им не было видно. Люди рядом стояли и ждали. Но я снова подумала – ждать слишком долго, ведь конца не видно этому потоку машин. Пожалуй, я смогу вклиниться между машинами. И я ломанулась через дорогу в надежде успеть на ту сторону.

Но тут, в спешке, я наступила на штанину, нога выгнулась, и я ощутила
резкую боль в колене, потом нога разогнулась и я упала на дорогу, телефон вылетел из рук и упал на мостовую.
Дзинь…
Зазвучал МИР.

Ситуация изменилась….
Я перестала бежать
И даже идти…
Мой бег в физическом мире прервался.

Но мой ум еще не перестал бежать, он все еще шел на съемки передачи по конфликтологии, и они были назначены через полчаса!!!
Поэтому, я отказала метнувшемуся ко мне молодому человеку, который видев мое падение предложил вызвать скорую.

Я прислонилась к высокому гранитному бордюру, чтобы перевести дух. Через пару минут, когда первый приступ боли утих, мой ум снова заговорил, предлагая пойти. И я попробовала двинуться дальше. Сделав несколько шагов, я почувствовала, что боль зашкаливает, и в голове как будто забил набат, и я подумала – так, наверное, теряют сознание.
Тогда я улеглась на бордюр и начала страдать, что упустила желавшего помочь мне молодого человека, и что я не знаю, что теперь делать дальше.
Теперь и мой ум начал понимать, что привычный бег продолжить будет нелегко.
Да не только бег, даже шаг – нелегко. Студия находиться где-то рядом, но мне не дойти. Друзья которые могут легко за мной примчаться находятся в 250 км от Москвы. Что же делать?
Я попробовала обратиться к бегущим мимо прохожим за помощью, но они шарахались …
В конце концов, ум нашел несколько вариантов,
я дозвонилась до организаторов передачи и попросила прислать за мной кого-нибудь. Они откликнулись и за мной приехал продюсер телеканала «Психология XXI». Меня довезли, накачали обезболивающим и через час я была практически готова к съемкам, прискакав в студию на одной ножке, поскольку наступать на больную ногу по-прежнему было очень больно.

Часть 2. Final Failure

Эллен и Макс Шупбахи – процесс-ориентированные терапевты, одни из ближайших учеников Арнольда Миндела, давали показательные сеансы по работе с конфликтами, которые сразу же снимались на камеру, дабы позже быть показанными на канале ПСИХОЛОГИЯ XXI. Я заранее заявила свой конфликт для разбора и готовилась говорить о нем.

Но, когда Макс Шупбах спросил меня – «и в чем бы тебе хотелось разобраться?», а я сидела, вытянув больную ногу, еще не отойдя полностью от стресса и боли, то, погрузившись в себя, я поняла, что конфликт с Торжокской администрацией, из-за того, что они не дают нам возможности изменить вид разрешенного использования земли, о котором я собиралась рассказывать, так далеко от меня теперешней, и кажется таким искусственным, в сравнению с тем, что я только что пережила, что рассказывать о нем не хотелось. И я стремительно погружалась в саморефлексию в поиске темы.

Тогда, Макс спросил – о чем ты думала, когда шла через дорогу?
И я начала перепросматривать момент перехода.
То, что сильнее всего привлекло мое внимание были цифры на светофоре: 99 — 98 – 97 ….

Я сконцентрировалась на цифрах, и то, что они шли в обратную сторону, мгновенно вызвало в памяти предыдущую ситуацию, когда я смотрела, как на аукционе е-бей продавался танк (ванна) сенсорной депривации, который я очень хотела купить для нашего коммьюнити. Именно этот танк Джон Лили когда-то подарил Тимоти Лири, и примерно недели две, пока танк был выставлен на аукционе, я предпринимала титанические усилия, чтобы добыть денег на него, договориться о пересылке в Россию с Риком Доблином, лидером MAPS (Мультидисциплинарной Ассоциации Психоделической Терапии), которая собственно и продавала танк, найти заинтересованных в покупке людей, чтобы, может быть, купить танк совместно…
но увы… мне не удалось получить информацию о цене доставки, и заручиться поддержкой какого-то русского бизнесмена, и к концу аукциона я отчаялась, и пришла к выводу, что не смогу купить танк.

Но тем не менее, что-то привело меня к компьютеру в тот момент, когда аукцион подходил к концу.
В этот момент оставались секунды до конца аукциона, и эти секунды шли в обратную сторону: 60 — 59 — 58 — 57, я смотрела как они истекают одна за другой, одновременно сдерживая порыв сделать ставку (цена была еще не очень высока) и понимая, предчувствуя, что сейчас этот шанс купить танк закончится, и его продадут. И в тот момент благодаря созерцанию секунд я попала в экзистенцию.
Мне казалось, что вся моя жизнь течет также, уходит, истекает по секундам… и я не успеваю что-то очень важное сделать, не действую, не успеваю…

И когда аукцион закончился, и на экране высветилось 00, одновременно с ценой, за которую его продали, я пережила, что я не купила танк, хотя финальная цена была вполне мне по зубам, — «я могла бы купить танк, если бы»…
Тогда я очень расстроилась. От того, что я не купила танк, что я не решилась – преодолеть свои страхи и сомнения. Чувство неудовлетворенности собой сопровождало меня длительное время.

И вспомнив это снова на сессии с Шупбахами, я поняла – обратный отсчет – вот что действительно напугало, задело меня на светофоре. Смотреть как цифры бегут назад и страдать так же как во время аукциона, о том, что они добегут и я проиграю, я не хотела.

Смотреть на этот бег и переживать то, что я уже проиграла.

Final Failure.
Обратный отсчет. Финальный проигрыш.

Вот то, что пугает меня по-настоящему. Проиграть полностью. Окончательно.

И тут Макс стал отсчитывать назад, и когда он сказал цифру четыре – я поняла – только НОЛЬ – это полный проигрыш. До этого еще есть надежда на победу.
Я могу еще сделать ставку.
НОЛЬ – завершенность, окончательность, тотальный проигрыш.
Вот – что самое страшное.
Что время моей жизни ограничено, и оно также, как обратный отсчет – отсчитывается к нулю, который неминуемо наступит.
И жить – уже сейчас дискомфортно из-за этого нуля и особенно из-за того, что я могу не успеть что-то, что я могу проиграть…
И когда я обнаружила в себе это чувство, это страдание, от того, что отсчет идет, я подумала, что это же свойственно всем людям… каждый в той или иной мере стоит перед лицом обратного отсчета.

Я спросила у Макса – чувствует ли он это?
Боится ли он окончания жизни?

Да, сказал он сначала… я знаю, что в этой форме, я умру…
И продолжал говорить дальше так, как будто сам себя уговаривая, что это не так, и он не умрет, или в какой-то другой форме он останется жить, или … что-то еще…
Я устала от его многословия, тем более что это было по-английски, и попыталась снова конкретизировать вопрос…

Но он отдалился от меня еще больше и уже перешел к идее покупки танка, к Тибетской книге Мертвых, автором одного из переложений которой был Тимоти Лири, Макс говорил-говорил-говорил, нанизывая слова друг на друга, но по сути уходя от острия вопроса о смерти. Я сначала слушала его в надежде, что он придет к моему вопросу и ответит на него… Но он не хотел встречаться с экзистенцией, возникающей при честном рассмотрении вопроса о смерти…

И я осталась одна, один на один с этой экзистенцией.

Вскоре, Макс и Элен закончили сессию и физически ушли на ланч, сказав напоследок, что ни в чем нельзя быть уверенным.

Я же была немного раздосадована, но продолжала находиться в тотальности переживания прикосновения к «нулю».

Часть 3. Нуль

… Съемки закончились и я отправилась обратно в Ширам, но экзистенция ехала рядом, и стучалась ко мне через боль в колене, воспоминания о пешеходном переходе, обратном отсчете, о нуле…
И я чувствовала – это что-то значит!!! Какое-то мощное озарение, идея, лежит за этим. Но вот что??

Сидя в машине с друзьями, мчавшей меня в Ширам, я размышляла: если считать все-таки дальше: 99 – 98 – 97 ….0 – а дальше что??? -1 -2 -3 ( то есть отрицательные числа???)
Но нуль обладает каким-то более фундаментальным качеством, чем то же что и другие числа, он особенный. Это – абсолютное ничто – пустота – точка перехода.

Так ведь, если бы на переходе я дождалась нуля – я могла бы перейти.
Переход и переход.
Пешеходный переход — эта та же самая экзистенция, но реализованная здесь и сейчас.
Причем, я могла бы тогда перейти спокойно, не сломав ноги и не возбудив среду дополнительно.
Может быть ноль – не есть отсутствие в смысле пустоты, а это – скорее знак перехода???
И если не спешить, не рвать, а готовиться к переходу, то когда загорится ноль – можно перейти на ту сторону?
И может быть страх, страх не успеть, не сделать… и заставляет многих людей – спешить и таким образом – не попадать правильно, не попадать в переход, не попадать на ту сторону, а ломать ногу, рвать связку, и даже « как бы» оказываться на другой стороне, но если не пройти переход… то это лишь иллюзия. И отсюда, наверное, метафора реинкарнации возникает – человек рождается, умирает, не может перейти в чистый свет, снова рождается…

Если же – спокойно продолжать двигаться, учитывая внешние условия, в том числе цифры на светофоре, то, возможно, я смогу перейти на другую сторону?
На другую сторону не только в физическом мире дороги, но и на другую сторону в метафорическом смысле – на другую сторону жизни? И может быть смерть тогда не есть сам переход, это лишь возможность его? И эта возможность может быть реализована, а может быть и нет.

Zero PointИ тут я вспомнила, как на Новогоднем Семинаре, я была в Лабиринте. Этот Лабиринт был живой, мы создали его во время семинара, и когда я шла по нему, то мне открывались новые пути. Сначала я шла по тому лабиринту, который был обозначен веревочками, то есть собственно по тому, который мы первоначально строили, потом я увидела другой лабиринт – из горящих, цветных палочек, и начала искать путь по нему, и вдруг остановившись в углу комнаты и чувствуя, что, что-то есть для меня в этом месте, я увидела еще один путь – луч света, который исходил от меня и шел прямо к выходу из комнаты по диагонали, пересекая те пути, вдоль которых я шла до того, но он был очевидным новым путем, открывшимся для меня именно сейчас. Это был – путь выхода. Путь возникший для меня именно здесь, в этом месте, и именно в этот момент лучи света сложились таким образом, что показали мне дорогу.

Может быть, если жить внимательно, осознанно, чутко, то в какой-то момент откроется переход и возникнет ноль на светофоре, или откроется видение пути?

И тогда, пожалуй стоит и ее спешить перебегать дорогу, и не тормозить…
А осознанно идти вперед, ища, или пожалуй со-творяя каждый следующий шаг.

Автор:
Татьяна Гинзбург
Игратехник ШИ
www.baba-tanya.spb.ru/blog
holos.spb.ru
breathe.ru